Здравствуй, сынок! Здравствуй, мой единственный!

Пишет тебе твоя мама. Когда я узнала, что ты в госпитале, так обрадовалась, что и передать нельзя. Значит жив. Люди поговаривают, будто после госпиталя дают отпуск небольшой. Так ты приезжай, если сможешь. Мы с тетушкой твоей очень ждем и надеемся на встречу. Один ты у нас остался. Брат твой погиб под Курском. Получили похоронку, написано там, что погиб он как герой в танковом сражении. А я и так знаю, что вы у меня мальчики самые что ни на есть герои. Гордо могу смотреть людям в лицо. Только жалко сыночка, умер совсем молодым, не пожил совсем. Последнее письмо пришло от него в апреле этого года. Писал, что тихо там, на фронте, значит быть скоро великому сражению. А ведь и правда, мне соседка из города газету привезла, да я и сама по радио слышала, что разбили мы немцев и погнали с земли нашей. Только вот страна-то у нас какая большая! Долго их гнать придется. Ну да ничего. Русский народ терпеливый и упорный. Прогоним, дай срок.

Получили письмо от соседа Василия. Читали всей деревней. Пишет Василий, что стоят они где-то под Брянском и отступать не собираются. К началу сентября освободили много городов и деревень в том направлении и даже встретились с партизанскими отрядами. А помнишь Фому с соседней улицы? Так говорят, что его хотели в плен взять, когда они на Дону отступали. Не дался, смог убежать к партизанам. А партизаны те воюют не хуже, чем любые другие войска. Все правильно. Нашу родную землю мы все защищаем. Кто же если не мы? Были бы у меня силы, сама бы за вами на фронт отправилась. Говорят, что фашисты эти проклятые хотят нас не только земли, но и языка нашего лишить. На русском языке говорили наши прадеды и их прадеды. Как же лишить-то?

К тете Маше приехала сестра из Ленинграда. Худющая вся. Кожа да кости. Так мы всей деревней ее да внучка ее маленького подкармливаем. Он бедненький заболел в дороге. Еле выходили. Страшные вещи рассказывает сестра Машина. Блокаду пережили. Окружили фашисты Ленинград. Ни еды, ни воды, ни света, ни тепла у них не было. Говорит, много людей погибло от голода, да под бомбежками. Город разрушили. А еще рассказывает, что когда холода первые пришли стали люди, спасаясь от холода, книги да мебель жечь. А картины в музеях не тронули. Говорят культура, наследие страны. Оно и правильно, что же мы нашим внукам да правнукам показывать будем, если сами своими руками все уничтожим?

А к нам на Урал эвакуировали много заводов. Те, кто на фронт не попал, пошли работать на эти заводы. Все делают, только бы фронту помочь. Смены стоят по 15-16 часов в сутки. Спят прямо там в цехах. А мы пристроились носки вязать, да шали теплые. Зима впереди, все людям помощь. Глядишь, и ты еще мамины носочки-то поносишь. Лишь бы жив остался.

А я тебе так скажу, сыночек, я верю в то, что русский народ непобедимый народ. И вера моя на том держится, что земля наша русская силы нам дает. Ты выздоравливай, сыночек, поправляйся. Приезжай домой живым, порадуй маму, да тетушку свою. Один ты у нас остался.