Здравствуй, браток!

Воюем мы с тобой вот уже 2 года. Знаешь, на фронте я вдруг понял одну крамольную вещь… Бога нет… Он живет только в молитвах людей, которые верят в его существование, только в иконах, которые писали люди, думая, что знают, как именно он выглядит, только в стенах храмов, которые его воспевают великим, только в разумах людей, которые считают его всемогущим… Это странно звучит, правда? Ты и наша матушка всегда запрещали мне богохульничать, но война меняет и меня, и мой разум с каждым новым днем, и я ничего с собой не могу поделать!

Вчера у нас был бой с немцами. Вроде бы обычное сражение, все как всегда, но неделей ранее к нам привезли мальчишку — Славика. Озорной, жизнерадостный, улыбающийся, как будто он уже не помнит, что немцы убили на его глазах родителей… Он успел убежать и скитался по лесу, там его и нашел наш комбат Васильич. Славик так сильно ждал нового сражения, чтобы показать нам, что он совсем не ребенок, что он мужчина. И вот он дождался…

Эта была его первая битва, но при этом она стала для него и последней… Он очень маленький, шустрый, он воевал наравне с нами, со взрослыми мужиками. За эту неделю мы с ним очень хорошо сдружились. Он рассказывал мне про своих родителей, старый дом, младшую сестренку, которая умерла в начале войны. Я не понимал, как он, десятилетний мальчишка, говорил о том, что он потерял навсегда, и при этом его глаза ни разу не заблестели от слез, от горьких слез потери… Он был бы настоящим воином, настоящим солдатом, настоящим мужчиной, для которого главная задача в жизни — хранить свою Отчизну.

Он же мог жить дальше! Разве он не достоин жизни?! Как можно верить в существование Бога? Если бы он был, не умирало бы столько невинных людей! Если бы он был, не было бы столько злости! Если бы он был, не было бы войн!

Но ВСЕ это ЕСТЬ!

Получается, что если Бог на самом деле есть, он просто спокойно наблюдает за войнами? С безразличием следит за тем, как умирают дети, не виноватые ни в чем, не причинившие никому зла? Он просто смотрит на людей, и ему все равно на их беды, печали и горести?

Ведь если бы он был именно таким, каким его воспевают в молитвах и книгах, разве умирали бы дети, и так лишившиеся всего?!

Славик не первый и далеко не последний сын полка, ребенок, умерший от войны. У него могло бы быть будущее! Он умер в 10 лет! Он не знал, что такое любить, но знал, что такое страданье! У него могла бы быть своя семья, которую он создал бы сам! Но он не имел понятия, как это, ведь его семью убили на его глазах! У него могли бы быть дети, но у него самого не было детства!

И вы все, люди, хотите сказать, что дети умирают, невинные, ничего плохого не сделавшие дети, умирают, а Бог спокойно смотрит на это все? Раз уж так, то его нет, он бы этого не допустил!

Убейте войну, прокляните войну, люди Земли!
Мечту пронесите через года и жизнью наполните!..
Но о тех, кто уже не придет никогда, — заклинаю, — помните!

17 июля 1943 года С глубоким уважением,

твой брат, рядовой

Алексей Петров.